С. А. Есенин Переписка.

А. Б. Мариенгофу

[Париж, не позднее сентября 1922 г.] 

Дура мояягодка!

Дюжину писем я изволил отправить Вашей сволочности, и Baшa сволочность ни гугу.

Итак, начинаю:

Знаете ли Вы, милостивый государь, Европу? Нет! Вы не знаете Европы. Боже мой, какое впечатление, как бьется сердце... О нет, Вы не знаете Европы!

Во-первых, боже мой, такая гадость, однообразие, такая духовная нищета, что блевать хочется. Сердце бьется, бьется самой отчаяннейшей ненавистью, так и чешется, но, к горю моему, один ненавистный мне в этом случае, но прекрасный поэт Эрдман сказал, что почесать его нечем. Почему нечем! Я готов просунуть для этой цели в горло сапожную щетку, но рот мой мал, и горло мое узко. Да, прав он, этот проклятый Эрдман, передай ему за это тысячу поцелуев.

Да, мой друг рыжий, да! Я писал Сашке, писал Златому, и вы ни тебе, ни матери.

Теперь я понял, понял все я,
Ах, уж не мальчик я давно.
Среди исканий, без покоя
Любить поэту не дано.

Это сказал В. Ш., по-английски он зовется В. Шекспир.

О, я узнал теперь, что Вы за каналья, и в следующий раз Вам как в месть напишу обязательно по-английски, чтобы Вы ничего не поняли.

Ну так вот  единственно из-за того, что Вы мне противны, за то, что Вы не помните меня, я с особым злорадством перевел Ваши скандальные поэмы на английский и французский языки и выпускаю их в Париже и в Лондоне.

В сентябре все это Вам пришлю, как только выйдут книги.

Адрес мой (для того, чтобы ты не писал): Paris, Rue de la Pompe, 103.

С. Есенин.