С. А. Есенин Переписка.

А. Б. Мариенгофу

[Париж, весна 1923 г.] 

Милый Рыжий! В июне буду в Москве и прошу тебя пожаться еще на счет сестры. После сочтемся.

Напиши, что тебе купить.

Стихи берегу только для твоей Гостиницы. Есть чудесные.

Сейчас немного начинаю собираться уже в дорогу. После скандалов (я бил Европу и Америку, как Гришкин вагон) хочется опять к тишине с какой-нибудь Эмилией и Ирмой и нашими Гусаками.

Привет Мартыну, Клопикову Вальке, Сашке и Гришкиной милашке.

Скучаю смертно. Есть изумительные рассказы, специально выносимые за нашим столом (конечно, устные).

Эмилям Кротким тоже передай привет. Извини, голубчик, этовся моя Москва. Включая Жоржа и его рыжую, которым шлю горячий поцелуй. Больше и кланяться некому, а если бы и было, то все равно шляпы не сниму.

Боже! какой оказался маленький Казин. Читал Май и поставил 2. При таких обещаниях так не делают. Даже Тихонов, совсем неизвестный до него, и тот насовал ему в зубы. В общем, разносить будем, когда приеду. Мы! мы! мы всюду у самой рампы на авансцене.

Господи! даже повеситься можно от такого одиночества. Ах, какое поганое время, когда Кусиков и тот стал грозить мне, что меня не впустят в Россию.

Это, знаете ли, не хотите ль кое-что из Сорокоуста.

До свиданья, милый.

Целую и жду встречи.

Твой Сергей.